Сериал «Д`Артаньян и три мушкетера» (1979)

    Рейтинги сериала

    1378 8622

    Новости о сериале

    Завершён

    Д`Артаньян и три мушкетера

    МИНИ-СЕРИАЛ (1979)
    7.8

    страна
    длительность 1 ч 20 мин
    премьера: СССР 25 декабря 1979
    студии производства Гостелерадио
    другие названия
    1 сезон, 3 эпизода 4 ч
    S1:E1 — 1 сезон, 1 серия 25 декабря 1979

    Д’Артаньян и три мушкетёра 1

    Описание

    Четверо друзей-мушкетеров спасают честь королевы Франции, вступают в единоборство со всесильным кардиналом Ришелье и коварной Миледи, а главное — наслаждаются жизнью.

    Все актёры и съёмочная группа

    Съёмки

    • Съёмки фильма проводились с 1 апреля по 9 августа 1978 года во Львове, Одессе, Свиржском замке и Хотинской крепости. Далее в течение трёх месяцев вёлся монтаж трёх серий.
    • Премьера фильма предполагалась уже в конце 1978 года, но из-за конфликта режиссёра Георгия Юнгвальд-Хилькевича с автором сценария Марком Розовским и автором текстов песен Юрием Ряшенцевым картина год пролежала на полке. Юнгвальд-Хилькевич без ведома Розовского внёс значительные изменения в сценарий, а также уговорил Вениамина Смехова написать другой текст к «Песне Миледи», что не было обозначено в титрах фильма, а, следовательно, этот текст приписывался Ряшенцеву. Авторы подали иск в суд на режиссёра. В одном из интервью Ряшенцев рассказывает об этом: «Там было 30 с лишним песен моих. Снимали во Львове это дело и в какой-то момент им понадобилась ещё одна песня. И они меня не нашли, хотя до сих пор всегда находили. И сами написали эту 31-ю песню — „Песня Миледи“. Там были жуткие слова: „Я провинилась чистотой, я провинилась красотой“. Я сказал: „Воля ваша, вы режиссёр и можете включить её в фильм, но, будьте любезны, в титрах написать, что эта песня принадлежит перу не Ряшенцева, а того, кто написал“. Они этого не сделали, потому что если бы была упомянута фамилия автора этой песни, пришлось бы и ему платить. Я подал в суд и выиграл». Ряшенцев и Розовский выиграли суд, хотя желаемых ими изменений в фильм всё же не внесли. В результате картина вышла на экраны только в конце 1979 года.
    • Вениамин Смехов в одном из своих выступлений подтвердил своё авторство «Песни Миледи», рассказав: «История была там такая. Мы друзья с Маргаритой Борисовной Тереховой. Однажды в процессе съёмок она говорит: „У меня в этом фильме тоже должна быть какая-то песня“. Максим Дунаевский ответил: „Я сделаю. Но дайте мне стихи“. В тот момент у Хилькевича были уже „тормоза“ в отношениях с автором песенных текстов Юрием Ряшенцевым и автором сценария Марком Розовским. Я был не в курсе этой истории. И режиссёр, зная, что я писал стихи для театральных капустников, обратился ко мне с просьбой написать текст вокального номера Миледи. И я написал в пародийной манере песни о графском парке — текст для Риты Тереховой. Ей стихи понравились, Дунаевскому тоже, но времени было мало и надо было записывать песню. А Хилькевич поменял смело и неграмотно несколько слов в этой песне, не задумываясь о том, как больно автору, когда происходит разрушение строфы, рифмы, размера. Мне было очень неловко перед Ряшенцевым, который написал все тексты песен в этом фильме. Мы с ним очень хорошие друзья и, если бы я знал, что такое произойдёт, то позвонил бы ему и сказал: „Вы там с режиссёром сами выясняйте свои отношения, но здесь должны быть твои стихи, а не чьи-то другие“. Я не знаю, почему Хилькевич не стал обращаться к Ряшенцеву, но тем не менее получилось так, как получилось — мужики поссорились».
    • Поскольку фильм снимался по сценарию, написанному Марком Розовским для театральной постановки в московском ТЮЗе (этот спектакль был поставлен Александром Товстоноговым в 1974 году), режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич переделал этот сценарий на 50 процентов, поэтому для фильма понадобилось несколько больше музыкальных номеров. Таким образом из спектакля в картину вошли такие номера, как «Баллада о дружбе» («Когда твой друг в крови…»), «Баллада об опасной дороге», «Смерть Констанции», а непосредственно для фильма были написаны «Песня мушкетёров» («Пора-пора-порадуемся…»), «Баллада Атоса», «Бургундия, Нормандия…». Однако же у Юнгвальд-Хилькевича на всю жизнь остались большие претензии к поэту Юрию Ряшенцеву по поводу некоторых текстов песен. Об этом Георгий Эмильевич подробно написал в своей книге воспоминаний «За кадром» и высказался в публичном интервью: «Там были песни, которые для меня и мелодически, и по текстам отвратительны. Я вообще не люблю такие вещи, как „Лилон-лила, лилон-лила…“, мне это очень не нравится. Так же как все эти французские вкрапления, они мне тоже не нравятся. Мне по сей день не нравится это „Пуркуа па“ (Pourquoi Pas? — «Почему бы нет?»). Вся страна, не знающая французский язык, на тысячах встреч, где я был, спрашивала меня, мол, что такое „Полклопа“? Я отвечал, что это не „Полклопа“, а по-французски — „Пуркуа па“. Здесь все претензии к авторам песен».
    • Гостелерадио выделило на съёмки фильма довольно маленький бюджет, поэтому часть реквизита изготавливалась из подручных материалов. Перед съёмкой сцены Мерлезонского балета в Одесском оперном театре режиссёр Юнгвальд-Хилькевич был вынужден пойти на рынок, накупить бижутерии и всю ночь мастерил «алмазные подвески для королевы» у себя в гостиничном номере. Точно так же Юнгвальд-Хилькевичем был изготовлен «эфес для шпаги д’Артаньяна», который он паял из деталей антикварной настольной лампы. А украшения на мушкетёрских одеждах были сделаны из фольги по пять копеек за метр.
    • Почти все трюки и фехтование в фильме были придуманы, разработаны и поставлены Николаем Ващилиным, с которым Одесская киностудия заключила договор на этот счёт, а Владимир Балон по согласованию с Ващилиным поставил три сцены своих поединков с Михаилом Боярским, а также помогал ставить те фехтовальные сцены, где сам был в кадре. Однако в двух своих интервью Владимир Балон высказывался так, что могло сложиться впечатление, что только он являлся постановщиком фехтования и трюков в этой картине. Тем не менее, называть Балона постановщиком трюков неправомерно ещё и потому, что договор с ним был заключён только на исполнение роли де Жюссака, а что касается трюков — он помогал Николаю Ващилину и обучал актёров фехтованию. Однако в титрах он указан как единственный постановщик фехтования. Любопытен тот факт, что в романе А. Дюма де Жюссак появляется лишь один-единственный раз (в сцене дуэли мушкетёров короля и гвардейцев кардинала у монастыря Дешо), но именно Владимир Балон предложил режиссёру сделать в фильме эту роль более масштабной — некий собирательный образ, так как по книге сторонников кардинала (врагов мушкетёров) было пять или шесть. Тем не менее первоначально на роль де Жюссака был практически утверждён белорусский актёр Иван Мацкевич, когда эта роль планировалась не такой масштабной.
    • На съёмках Михаил Боярский получил серьёзную травму, когда снимали сцену Мерлезонского балета в Одесском оперном театре. Граф Рошфор, которого играл Борис Клюев, был задуман как человек, который никогда не вынимает шпаги из ножен, поэтому его обучением практически не занимались. Но в одной сцене Клюев не выдержал и выхватил клинок. В результате его шпага проткнула нёбо Боярскому и буквально сантиметр не дошла до мозга. Для Боярского всё обошлось без тяжёлых последствий. Основной постановщик трюков на картине Николай Ващилин в своём интервью выдвинул несколько иную версию, заявив, что травму Боярскому нанёс не Борис Клюев, а сам Владимир Балон, который разрабатывал эту сцену во время отсутствия Ващилина. Сам же Борис Клюев опроверг эту версию и прокомментировал ситуацию следующим образом: «Снимали сцену тройного поединка на шпагах д’Артаньяна, Рошфора и де Жюссака, которого играл Владимир Балон. Мы должны были скрестить шпаги на лестнице, снимали в Одесском оперном театре. Когда репетировали, всё шло замечательно, но на съёмках ускорили темп фехтования. И вот Миша Боярский, сильно замахнувшись клинком, направил мою шпагу прямиком себе в лицо. Она выбила ему зуб и оцарапала горло. Однако он, как истинный профессионал, продолжил сниматься. Потом я узнал, что эта травма весьма распространена у фехтовальщиков».
    • В сценах массового фехтования мушкетёров и гвардейцев, на протяжении всех съёмок участвовали военнослужащие спортсмены-фехтовальщики СКА Львов (главный тренер: мастер спорта, капитан И. М. Рой). Сам Игорь Михайлович Рой - в роли мушкетёра-Леонардо (Портос: "Молодец, старина!"), в эпизоде разминки боем на ступеньках львовского собора Св.Юра, 1 серия, приезд д"Артаньяна.
    • В фильме участвовали актёры Львовского театра «Мимограф» (1-я серия, сцена выступления цирковых артистов с песней про Ришельё).
    • Лев Дуров (исполнитель роли капитана мушкетёров де Тревиля) предлагал режиссёру фильма Юнгвальд-Хилькевичу убить своего героя при осаде Ла-Рошели, дабы сделать образ более сильным. Но режиссёр отказал, возразив, что де Тревиль — это легенда, а легенде негоже умирать.
    • В конце фильма «Д`Артаньян и три мушкетёра» де Жюссак делает мушкетёрский знак, приветствуя мушкетёров-победителей. Об этом в интервью рассказал Михаил Боярский: «Это Володя Балон режиссёра обманул, он сам придумал, потому что, по идее, он не имел права этого делать, так как играл врага мушкетёров, но поскольку у нас была команда одна… Даже там декораций не было, там всё было задымлено, это снимали прямо во дворе студии, у нас не было финала, поставили массовку так коридором, чтобы не было видно что справа, что слева, из-за горы, где там вдалеке было море, там ещё даже стоят эти железные штыри от сетки, которая ограждала студию, сетки сняли, а штыри остались. Кто внимательный — может увидеть их. Вот там стояла камера и всё, время заканчивается. Только солнце выглянуло, сразу дым, Хилькевич говорит: „Давайте быстро — вы кричите «ура», а вы выходите, протягиваете руки и потом, значит, на вас смотрят и враги и друзья, и де Жюссак смотрит на вас, обозлённый“, но Владимир Яковлевич знал, что будет один кадр, и у нас этот жест остался тогда, был у героев, и он его повторил, мол, „я с вами“, ну, так что это его, его такая хитрость, шутка, маленькое хулиганство с его стороны. Хилькевич: „Что ты делаешь?! Что ты делаешь?“ А Балон ему: „Вот уж теперь думай сам: вырезать-оставлять“. Мне тоже показалось, что это правильно».
    • Лев Дуров самостоятельно спел свою партию в дуэте с Михаилом Боярским, а вот с основной «Балладой де Тревиля» («Шпаги наголо, дворяне! Пыль Парижа — это прах...») у актёра возникли проблемы. Дурову было очень тяжело попасть в ноты. По этой причине композитор Максим Дунаевский доверил исполнение этого номера Александру Левшину.

    Зарегистрируйтесь и прямо здесь увидите
    впечатления друзей от сериала.

    Отзывы и оценки друзей

    Просмотрен

    Сериал весьма неплохо поставлен и снят для тех времен. Мне всегда нравились Атос и Ришелье, и раздражали Д’Артаньян и Констанция

    Три мушкетёра одесского разливаНиколай Ник Ващилин Интервью режиссёра фильма «Д*Артаньян и три мушкетёра» Георгия Юнгвальд-Хилькевича, в котором он рассказал всю ПРАВДУ…https://www.youtube.com/watch? v=oozsY3fKZBkhttps://vaschilin.blogspot.com/2017/02/