Новости

    Геннадий Шпаликов

    6 сентября 1937 1 ноября 1974 • 37 лет (84)

    полное имя Геннадий Фёдорович Шпаликов
    место рождения Сегежа, СССР (Россия)
    место смерти Переделкино, Московская область, СССР (Россия)
    гражданство СССР
    карьера 1953 — 1974
    жанры драма, комедия, мелодрама

    Факты

    «Застава Ильича»

    Работу над сценарием к фильму «Застава Ильича» режиссёр Марлен Хуциев начал с Феликсом Миронером. Создатели будущей картины заключили договор со студией имени Горького; туда же была отправлена сюжетная заявка, в которой излагалась общая канва ленты. Несмотря на то, что ранее соавторы совместно поставили «Весну на Заречной улице» и «Улицу молодости», их работа над «Заставой Ильича» забуксовала: если Миронер тяготел к привычной сценарной форме, то Хуциев искал для фильма иной киноязык — ему было важнее показать пульс времени. Ситуация кардинально изменилась после того, как Хуциев прочитал киноновеллу Шпаликова «Причал» — в ней режиссёр увидел ту воздушность и «атмосферность», которая была нужна его новой картине. В середине сентября 1960 года Миронер попросил директора студии освободить его от работы над «Заставой Ильича» (формальная причина — «из-за занятости»). Десять дней спустя Хуциев направил в адрес руководства заявление о том, что им был «привлечён к работе Шпаликов Геннадий Фёдорович, кого и прошу считать моим соавтором».

    Шпаликов, учившийся в ту пору на пятом курсе ВГИКа, умел работать быстро и легко вне зависимости от бытовых условий и жизненных обстоятельств. Уже в декабре 1960 года на студии прошло обсуждение готового сценария, а в июле 1961 года журнал «Искусство кино» напечатал его под названием «Мне двадцать лет». Фактически журнальный вариант и был воспроизведён в первой редакции фильма Хуциева — в нём присутствовал присущий Шпаликову «кинематографический импрессионизм». Фильм, впоследствии названный «энциклопедией оттепельной жизни», был наполнен приметами времени, среди которых — выставка авангардистов в Манеже, портрет Юрия Гагарина на праздничной демонстрации, песни французского шансонье Ива Монтана, дискуссии о мещанстве. Во время поэтического вечера в Политехническом музее были запечатлены Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Михаил Светлов; в кадре вместе со Шпаликовым появлялись его вгиковские товарищи, а также Андрей Тарковский и Наталия Рязанцева.

    У «Заставы Ильича» сразу же появились поклонники — к ним относился, к примеру, писатель Виктор Некрасов, посмотревший вместе с Анджеем Вайдой рабочую версию фильма и сделавший ему своеобразную рекламу на страницах «Нового мира» (1962, № 12): «Я не боюсь преувеличения: картина эта — большое событие в нашем искусстве». Сохранился также отзыв режиссёра Михаила Ромма, сказавшего после предварительного просмотра: «Марлен, вы оправдали свою жизнь». Однако в целом обстановка вокруг ленты была напряжённой. В марте 1963 года первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв во время встречи с интеллигенцией заявил, что знакомство с отснятыми материалами показало: «Застава Ильича» заполнена «неприемлемыми, чуждыми для советских людей идеями». Выступление Хрущёва («Вы что, хотите восстановить молодёжь против старших поколений?») стало сигналом для чиновников, которые и ранее считали, что в ленте имеются идеологические просчёты. К чиновникам примкнули некоторые деятели культуры — так, режиссёр Марк Донской на заседании партбюро киностудии отметил, что текст сценария — «какой-то нечеловеческий»: «Шагают какие-то шалопаи… Они даже курят шалопайски».

    Вскоре после выступления главы государства на студии имени Горького состоялось совещание, в ходе которого режиссёр Сергей Герасимов предложил создателям картины самостоятельно внести изменения в сценарий. Шпаликов поначалу посещал все посвящённые «Заставе Ильича» собрания, однако когда возникла необходимость переписывать сценарий, он начал исчезать, ссылаясь на болезни. Исследователи объясняют его стремление самоустраниться от текстовых исправлений разными причинами. Одна из них связана с природной импульсивностью Геннадия, который не мог долго отрабатывать одну и ту же тему, тем более что у него уже появились новые проекты. Кроме того, Шпаликов внутреннее протестовал против того, чтобы в ленте присутствовали советские идеологические штампы. Наконец, (по версии Андрея Хржановского) «он впервые столкнулся с тем, что принято называть государственной машиной в действии, в данном случае с цензурой. Это не входило в его представление о свободе творчества и о поведении поэта в обстоятельствах такого давления». Сценарий переписывался без участия Геннадия. Сам фильм (под названием «Мне двадцать лет») вышел на экраны в урезанном виде. После сокращений и пересъёмок исчезли многие эпизоды, в том числе сцена со Шпаликовым. Авторская версия Хуциева и Шпаликова под названием «Застава Ильича» была впервые показана в 1988 году.

    «Я шагаю по Москве» Существуют разные версии, связанные с замыслом сценария «Я шагаю по Москве». Так, режиссёр Андрей Хржановский полагает, что общая канва будущей ленты начала оформляться у Шпаликова ещё во время учёбы во ВГИКе, когда он написал сценарий короткометражной кинокартины «Как убить время». Это была история о том, как молодой человек, увидев на дороге чешую от воблы, направился по её «следам», вышел к пивному ларьку и обнаружил там «хозяина» рыбы. Эпизод с чешуёй в картину Георгия Данелии не попал, но общий мотив (парень в воскресный день выходит из дома и становится участником забавных происшествий) был обозначен ещё в студенческой работе Шпаликова.

    По мнению литературоведа Анатолия Кулагина, «зерном» будущего фильма стала шуточная песня Геннадия «Я шагаю по Москве, / Как шагают по доске», подсказавшая название картине. Искусствовед Наталья Баландина, в свою очередь, считает, что задумка была заложена в раннем эссе Шпаликова «В Москве повсюду лето…», персонаж которого после продажи книг в букинистическом магазине бродит по городу. Внезапно начинается грибной дождь, и герой видит девочку, которая босиком шагает по улице. Эта сцена, по мнению Баландиной, является «чистым и красочным прообразом поэтики фильма». Георгий Данелия в книге своих воспоминаний подтвердил, что изначально замысел новой картины был связан именно с этим эпизодом: во время дождя босиком, размахивая туфлями, идёт девушка; следом за ней медленно едет промокший велосипедист. Никаких других идей, развивающих сюжет, у Геннадия в тот момент ещё не было, однако сцена «под дождём» оказалась камертоном, который в конечном итоге определил стилистику и интонацию будущей ленты.

    Работа над новым сценарием, изначально имевшим название «Верзилы», проходила в Доме творчества кинематографистов «Болшево». Шпаликов печатал на машинке текст отдельных эпизодов и передавал их Данелии; тот, в свою очередь, «переводил» лирическую прозу соавтора на язык кинодействия, правил диалоги и расставлял знаки препинания. В процессе работы было изменено название фильма («Верзилы» были переименованы в «Приятели», а затем — в «Я шагаю по Москве»); к двум главным героям — метростроевцу Кольке и прибывшему из Сибири монтажнику Володе Ермакову — добавился незадачливый жених Саша. Некоторые из персонажей, появившиеся в ранних версиях, впоследствии исчезли — к ним относится, в частности, малоприятный физик Митя — бывший ухажёр продавщицы Алёны. Доработка сценария происходила и во время съёмок. Так, после замечаний руководства киностудии о том, что бессюжетной картине явно не хватает «эпизода со смыслом», Шпаликов и Данелия сочинили сцену с «литературно подкованным полотёром», выдававшим себя за писателя Воронова. Придуманный ими фрагмент был записан на коробке из-под торта в подъезде дома, где жили Геннадий и Инна Гулая.

    При сдаче и утверждении сценария возникли проблемы с худсоветом творческого объединения, представители которого увидели сходство новой картины с «Заставой Ильича» (речь шла и о составе компании, и о близости типажей, и о бесцельном времяпрепровождении гуляющих по городу молодых героев). По словам Данелии, из-за явных аналогий с лентой Хуциева сценарий «Я шагаю по Москве» многократно переделывался. Если «Заставу Ильича» рецензенты критиковали за «столкновение поколений», то к «Я шагаю по Москве» предъявлялись противоположные претензии: бесконфликтность сюжета, легковесность образов, избыток «радостного мировосприятия».

    Премьера картины состоялась 11 апреля 1964 года в кинотеатре «Россия». В прокат было выпущено 899 копий, посещаемость составила двадцать миллионов зрителей. В том же году на Каннском кинофестивале фильм «Я шагаю по Москве» (наряду с работами других молодых режиссёров) был отмечен почётным упоминанием в решении жюри: «За индивидуальность и обещания, которые они выразили в своих произведениях».

    Выбор сюжета, ограниченного рамками одного дня, объясняется авторским желанием отразить сгущённость времени, сохранить его уникальность и непрерывную природу. Это подход, характерный для творчества Шпаликова (то же самое присутствует в «Заставе Ильича», но на материале недельного и годичного циклов). Почти во всех его сценариях слышится бой часов, во многих — курантов (одного из традиционных символов Москвы), которые определяют жизненный ритм города и отсчитывают личное время персонажей. Наталья Баландина

    «Я родом из детства»

    Над фильмом «Я родом из детства» (1966) работали ровесники, представители одного поколения: сценарист Геннадий Шпаликов, режиссёр Виктор Туров (оба потеряли отцов на войне), оператор Александр Княжинский, актёр Владимир Высоцкий. С Туровым Геннадий был знаком со студенческих лет, они одновременно окончили ВГИК. В 1962 году Шпаликов написал для него сценарий «Звезда на пряжке» (по мотивам одноимённого рассказа Янки Брыля). Эта киноновелла была поставлена Туровым на студии «Беларусьфильм». Вероятно, практически сразу после «Звезды на пряжке» Шпаликов приступил к работе над сценарием «Я родом из детства», который был сдан на студию в мае 1965 года. События в этой военной драме, согласно замыслу Геннадия, происходят весной и летом 1945 года в небольшом белорусском городке. Непосредственного действия в кинопроизведении немного, зато оно насыщено сценами, передающими дух времени: это полуразрушенная школа; однорукий руководитель школьного хора; звучащий по радио голос диктора Юрия Левитана.

    Основная сюжетная линия, связанная с жизнью семьи Савельевых, имеет явные отсылки к истории семьи Шпаликовых. Имена всех Савельевых, за исключением мальчика Женьки, совпадают с именами родных Геннадия. Отца в фильме зовут Фёдором, мать — Людмилой, их дочь, Женькина сестра, носит имя Ленка. Автобиографические мотивы обнаруживаются и в таких деталях, как возвращение Савельевых из алма-атинской эвакуации и получение ими похоронки, извещающей, что их муж и отец Фёдор погиб в конце войны. Мальчик Женька — тот, что «родом из детства», — является своеобразным двойником Геннадия. Женьке и его другу Игорю посвящён авторский закадровый текст: «Это будет фильм о детстве поколения, к которому так или иначе принадлежат все эти люди…» В сценарии присутствовал эпизод, который развивал и усиливал тему «раннего взросления» детей военных лет, — речь идёт о прощании героя с Игорем, уезжающим в ремесленное училище. Юные друзья прощаются «по-взрослому», с самогоном и закуской в виде картофельных лепёшек. В картину эта сцена не вошла.

    А поезд всё не отходил, и ребята опять молчали. И эта пауза была огромна и полна всех самых лучших слов, которые они так и не сказали друг другу. Они стояли рядом в эти минуты, два самых близких на земле человека, и молчали, и поезд всё никак не уходил. А над городом уже звучит радио: шесть часов, играют гимн.Фрагмент сценария «Я родом из детства»

    Роль фронтовика Володи — седого капитана-танкиста, соседа Савельевых — в фильме исполнил Владимир Высоцкий. Это была первая киноработа, изменившая «эпизодическое» амплуа актёра. Туров пригласил его на кинопробы по рекомендации оператора Александра Княжинского. В сценарий Шпаликова были включены довоенные и военные песни, в том числе «Священная война». Появление Высоцкого внесло коррективы в музыкальное оформление картины. В августе 1965 года студия «Беларусьфильм» заключила с ним договор на написание и доработку трёх произведений к фильму («Братские могилы», «Звёзды» и «Высота»), которые были интегрированы в сюжет ленты. Шпаликов до картины «Я родом из детства» не был знаком с Высоцким, их первая встреча состоялась на съёмках в Минске. Там же выяснились, что в Москве они живут по соседству, на улице Телевидения — один в доме № 9, другой — в доме № 11. Их знакомство не переросло в близкую дружбу, однако приятельские отношения, в том числе с семейными встречами и домашними «посиделками», сохранялись в течение нескольких лет.

    «Ты и я» Алла Демидова, снимавшаяся в картине «Ты и я» (1971), призналась в книге воспоминаний, что поначалу не понимала, зачем режиссёр этой ленты Лариса Шепитько — человек «с глубоким, трагическим мироощущением» — взялась за недоработанный сценарий Геннадия Шпаликова. Пояснения, связанные с фильмом, дала в последнем (в июне 1979 года, за месяц до гибели) интервью сама Шепитько. По её словам, своё тридцатилетие она встретила с ощущением «надвигающегося крушения». Понять природу этого драматизма ей помог диалог со Шпаликовым: «Мы увидели друг друга как будто в зеркале, говорили друг другу одно и то же и почувствовали, что не можем об этом не говорить». В тот момент никакого сценария к ленте «Ты и я» ещё не существовало — имелась лишь машинописная заготовка под заголовком «Те, что пляшут и поют по дорогам», сделанная Геннадием.

    В марте 1968 года, когда стало ясно, что идея будущей картины нашла понимание у режиссёра, Шпаликов подал на «Мосфильм» заявку на написание сценария. Объясняя смысл необычного названия «Те, что пляшут и поют по дорогам», кинодраматург отметил, что это — «развёрнутая метафора, это молодость, ощущение бесконечности жизни». При чтении заявки могло сложиться впечатление, что сценарист задумал вариацию на тему «Я шагаю по Москве». Однако со времён безмятежной и оптимистичной ленты Данелии прошли годы, повзрослели и сценарист, и его новые персонажи. Теперь это были представители поколения тридцатилетних, имеющие и опыт, и налаженный житейский уклад. Однако за внешней стабильностью героев порой скрывалось внутреннее смятение. Члены сценарно-редакционной коллегии, рассматривавшие заявку Геннадия, обратили внимание на некоторую сюжетную размытость и чрезмерную «усложнённость замысла». На защиту сценария встала Лариса Шепитько, которая заверила, что в итоге может получиться серьёзный и одновременно поэтичный фильм.

    Работать над литературным сценарием, получившим название «Ты и я», Шпаликов отправился в Дом творчества кинематографистов «Болшево». Туда же прибыла и Шепитько, которая не только консультировала соавтора, но и ограничивала его контакты со склонными к возлияниям друзьями. Сценарий был написан довольно быстро, после чего началось поэтапное утверждение. Если худсовет студии принял его практически без замечаний, то следующая инстанция — Госкино СССР — предъявила Шпаликову немало претензий. Лариса, опровергая аргументы оппонентов, подготовила текст, где указала, что «Ты и я» — это «новая драматургия», и она как режиссёр отдаёт себе отчёт в том, какие изобразительные средства понадобятся при постановке картины. В марте 1970 года комитет по кинематографии включил ленту в производственный план.

    Фильм, герой которого пытается, по словам Шепитько, «отбросив надуманное, войти в колею подлинной жизни», действительно получился и серьёзным, и поэтичным, но не по сюжету, а по эмоциональному состоянию. По словам Шпаликова, Лариса «угадала или почувствовала общность замысла, настроения». Шепитько, в свою очередь, призналась, что считает первый вариант сценария, написанный в Болшеве, лучшим; позже по требованию чиновников было внесено много изменений, а переделка в уже смонтированной ленте одного из ключевых эпизодов окончательно «изуродовала картину». Павел Финн обратил внимание на то, что Шпаликов и автор «Утиной охоты» — драматург Александр Вампилов, ничего не зная о рабочих планах друг друга, практически одновременно представили зрителям нового героя современности — «хоть и безвольно, но по-своему бунтующего против инерции и низменности всеобщей безнравственности».

    В фильме «Ты и я», прогремевшем на Венецианском кинофестивале 1972 года и почти не замеченном в СССР, Шпаликов и Лариса Шепитько разрушили одну из самых устойчивых советских версий «подмены» сущего видимым: погоня «за туманом», охота к перемене мест, стройки и геологические партии, «приникание к истокам» обнаруживали в фильме свою фальшь и бесплодность. Именно здесь состоялась констатация тотального кризиса шестидесятничества, был осознан и запечатлён крах иллюзий.Дмитрий Быков

    «Пой песню, поэт…» В письме к Наталии Рязанцевой в канун нового, 1970 года Шпаликов рассказал о работе над сценарием фильма «Пой песню, поэт…»: «День сегодня был чудесный, — что-то складывается постепенно — из ничего — знала бы, до чего приятно придумывать совсем нереальное кино». Упоминая о своём соавторе Сергее Урусевском, кинодраматург отметил, что «он художник, настоящий художник». Урусевский, работавший в качестве оператора в «Летят журавли» и других фильмах, в конце 1960-х годов решил попробовать свои силы на режиссёрском поприще. В 1968 году он снял ленту «Бег иноходца», представлявшую собой экранизацию первой части повести Чингиза Айтматова «Прощай, Гульсары!». Картина «Пой песню, поэт…» стала его вторым режиссёрским опытом.

    Шпаликова Урусевский привлёк к работе над сценарием по рекомендации Сергея Соловьёва, который знал о финансовых проблемах Геннадия. При этом Соловьёв попросил Урусевского и его жену — второго режиссёра Беллу Фридман — не выпускать соавтора из поля зрения: «Забирайте его с собой [в Болшево] и держите на замке, тогда он вам всё напишет». Фильм «Пой песню, поэт…», по замыслу создателей, состоял из нескольких новелл, посвящённых творчеству Сергея Есенина. Картина задумывалась как игровая, однако в основе её было поэтическое слово, а диалоги героев представляли собой декламацию стихов. Лирическое «хулиганство» Есенина было близко Шпаликову — незадолго до смерти он даже обыграл начало последнего крупного произведения поэта «Чёрный человек». В интерпретации Геннадия первые строки звучали так: «Друг мой, я очень и очень болен, / Я-то знаю, откуда взялась эта боль! / Жизнь крахмальна — поступим крамольно / И лекарством войдём в алкоголь!»

    Фильм «Пой песню, поэт…», в котором роль Есенина сыграл Сергей Никоненко, снимался в 1971 году; на экраны он вышел два года спустя. Его прокатная судьба оказалась незавидной — по указанию председателя Госкино СССР Филиппа Ермаша было выпущено всего шестнадцать копий, что резко снизило потиражные выплаты и Шпаликову, и Урусевскому. Намеченные Геннадием планы рассчитаться с долгами, заплатить за жильё и учёбу дочери не осуществились. Критики отреагировали на выход картины без восторга. Так, режиссёр Майя Меркель отметила, что, несмотря на вдохновенное настроение создателей ленты, гармонии между стихами и игровыми сценами на экране не возникло: «Поэтому и трудно понять, что тут к чему: подстрочник — изображение к слову или слово к изображению?» Киновед Виктор Дёмин, отдав должное оригинальной задумке создателей картины, построивших сюжет исключительно на стихах, указал в своей рецензии, что смысл фильма «целиком исчерпывается преподнесёнными на уровне школьной прописи „рассуждениями“ о трудной жизни поэта». По словам литературного критика Бориса Рунина, на экране в течение полутора часов идёт спор «между лирической интимностью и плакатной настырностью. В пылу этого спора из кинопоэмы выпала концепция личности самого поэта».

    В фильмографии и Урусевского, и Шпаликова картина «Пой песню, поэт…» стала последней. В дальнейших планах соавторов была экранизация пушкинского романа «Дубровский», они даже начали писать сценарий в Доме творчества «Болшево». Однако этот проект остался нереализованным: в ноябре 1974 года — с разницей в одиннадцать дней — они оба ушли из жизни.

    Другие сценарии

    Ряд кинопроизведений Шпаликова не получил экранного воплощения. Среди не дошедших до постановки работ — написанный в 1961 году сценарий «Летние каникулы», герои которого — Андрей и его близкая подруга Мария — через пятнадцать лет после войны приезжают в город своего детства. В их честь местный учитель провозглашает тост «За поколение, которое обещает быть самым честным и справедливым». Дальнейшие события, происходящие в «Летних каникулах», показывают, что поколение эпохи оттепели неоднородно, и молодые люди порой имеют разное представление о благородстве и порядочности. В 1962 году режиссёр Юлий Файт попытался снять по сценарию Геннадия одноимённый фильм на Ялтинской киностудии, однако после заключения договора и получения Шпаликовым аванса картина не была запущена в производство.

    Не дошёл до постановки, несмотря на заключённый договор с «Мосфильмом», и сценарий «Счастье», сочинённый Шпаликовым в 1963 году для дипломной работы выпускника ВГИКа Андрея Кончаловского. Основу лирического сюжета будущей короткометражной ленты составляла история взаимоотношений молодой пары, прерываемая ретроспективными фрагментами, связанными с историей страны. Сценарная коллегия студии, обсуждавшая кинопроизведение, сочла, что текст Геннадия страдает «расплывчатостью», «умозрительностью», в нём отсутствует «драматургическая пружина». Кончаловский, вспоминавший, что сценарий Геннадия не имел явно выраженной сюжетной линии («Он состоял из моментов счастья очень разного характера»), вскоре переключился на другой проект — режиссёр приступил к съёмкам картины «Первый учитель» по книге Чингиза Айтматова. Поскольку работа над «Счастьем» была остановлена, руководство «Мосфильма» предложило Шпаликову перезаключить договор и написать другой сценарий. В результате появилась киноповесть «День обаятельного человека» (1964), герой которой открывает своеобразную галерею «лишних людей» нового времени. Своего режиссёра это произведение нашло только в 1994 году, когда Юрий Петкевич снял на студии «Дебют» одноимённый короткометражный фильм.

    По словам литературного критика Дмитрия Быкова, «самым мощным» сценарием Шпаликова является его не дошедшая до постановки киноповесть «Девочка Надя, чего тебе надо?», написанная в последний год жизни автора. Героиня этого произведения Надежда Смолина — «комсомольская богиня», пытающаяся собственным примером пробудить в современниках веру в коммунистические идеалы. Планка её требований к себе и окружающим чрезвычайно высока, однако найти единомышленников в «вырождающемся советском социуме» героиня не может. Во время субботника, превратившегося для жителей города в стихийный пикник с гитарами, транзисторами и выпивкой, Надежда погибает от загоревшегося на свалке бензина. Кинодраматург никак не обозначил своих симпатий или антипатий к героине; он, как утверждает Быков, просто поставил диагноз обществу, смыслом существования которого «стала расслабленная снисходительность к своим и чужим порокам».

    Схожий женский образ был создан Шпаликовым в сценарии «Прыг-скок, обвалился потолок» (1974). По воспоминаниям драматурга Анатолия Гребнева, заявку на эту работу Геннадий написал по настоянию друзей — режиссёра Марка Розовского, который «сторожил его возле комнаты» в Болшеве, и сценаристки Инны Филимоновой, ночами перепечатывавшей рукописные листы с текстом. «Прыг-скок, обвалился потолок» — это драма о жизни сильной и волевой женщины Ани Сидоркиной, которая проявляет жёсткость не только в работе, но и в семье. Не простив мужу устроенную дома пирушку с друзьями, она вызывает милицию. За сопротивление стражам правопорядка супруг Ани приговаривается к году исправительных работ, а позже получает дополнительный срок — за самовольную отлучку с места отбытия наказания ради предновогодней встречи с женой и дочерью. Студия имени Горького, заключившая со Шпаликовым договор, заплатила автору аванс, но фильм по его сценарию к запуску не допустила.

    Лучшие фильмы

    График фильмографии

    Рейтинг фильмов: 7.08
    Мои оценки:
    • Драма 29%
    • Короткометражка 18%
    • Мультфильм 12%
    • Мелодрама 12%
    • Комедия 12%
      Друзья
      Кинориум
      IMDb
      Критики
                                  • Сбросить

                                  Сценарист — 10

                                  1971
                                  1
                                  1971

                                  биография, драма, 1 ч 17 мин
                                  СССР • Сергей Урусевский

                                    2
                                    1971

                                    драма, 1 ч 37 мин
                                    СССР • Лариса Шепитько

                                      1968
                                      3
                                      1968

                                      мультфильм, короткометражка, фэнтези, 21 мин
                                      СССР • Андрей Хржановский

                                        1966
                                        4
                                        1966

                                        мультфильм, короткометражка, 9 мин
                                        СССР • Андрей Хржановский

                                          5
                                          1966

                                          драма, военный, 1 ч 46 мин
                                          СССР • Виктор Туров

                                            6
                                            1966

                                            мелодрама, драма, 1 ч 11 мин
                                            СССР • Геннадий Шпаликов

                                              1964
                                              7
                                              1964

                                              драма, 2 ч 55 мин
                                              СССР • Марлен Хуциев

                                                1963
                                                8
                                                1963

                                                комедия, мелодрама, 1 ч 18 мин
                                                СССР • Георгий Данелия

                                                  1962
                                                  9
                                                  1962

                                                  драма, семейный
                                                  СССР • Олег Гречихо...

                                                    10
                                                    1962

                                                    короткометражка, комедия, 29 мин
                                                    СССР • Юлий Файт

                                                      Актёр — 4

                                                      1966
                                                      1
                                                      1966 — дяденька с самоваром, в титрах не указан

                                                      драма, 1 ч 9 мин
                                                      СССР • Юлий Файт

                                                        1964
                                                        2
                                                        1964 — посетитель выставки, в титрах не указан

                                                        драма, 2 ч 55 мин
                                                        СССР • Марлен Хуциев

                                                          1962
                                                          3
                                                          1962

                                                          короткометражка, комедия, 29 мин
                                                          СССР • Юлий Файт

                                                            1953
                                                            4
                                                            1953 — помощник знаменосца

                                                            драма, 1 ч 24 мин
                                                            СССР • Николай Лебедев

                                                              Режиссёр — 1

                                                              1966
                                                              1
                                                              1966

                                                              мелодрама, драма, 1 ч 11 мин
                                                              СССР • Геннадий Шпаликов

                                                                Автор — 1

                                                                2002
                                                                1
                                                                2002 — повесть

                                                                комедия, 1 ч 27 мин
                                                                Россия • Юрий Кузин

                                                                  Другое — 3

                                                                  Попробуйте расслабить фильтры